Поиск по архиву

24 ноября 2019г.

Интервью иеромонаха Иосифа (Королева) "Монастырь основателем стоит"

14 ноября 2019 года иеромонахом Иосифом была защищена кандидатская диссертация по истории Свято-Пафнутьева Боровского монастыря, насельником которого он является долгие годы.

О том, как готовился данный труд, как долог был путь к защите диссертации, рассказывает сам иеромонах Иосиф


- Батюшка, прежде всего, позвольте от всей души поздравить вас с защитой диссертации. Для многих людей такое событие является ярчайшей точкой в их личной судьбе. Как прошла защита? Запомнилось ли что-нибудь лучше всего – настолько, что мысленно вы время от времени возвращаетесь к этим моментам?

- Благодарю сердечно за поздравление! Да, для меня это, конечно, важное событие в жизни, которое можно назвать подведением некоторых итогов своих трудов за последние годы. Сам процесс защиты прошел волнительно для меня, в некоторые моменты мне было непросто, но, в целом, я старался отвечать уверенно, так как работу писал самостоятельно, и тема мне хорошо знакома. Запомнились речь моего оппонента доктора исторических наук, профессора МГУ Д.М. Володихина, который очень хорошо донес присутствующим все достоинства диссертации, и конечно же, оглашение результатов голосования членов диссертационного совета.

- Сколько времени заняло у вас написание диссертации? Кто был вашим научным руководителем, и какое влияние оказало на вас руководство, на какие мысли навело, и как изменило, если изменило, изначальную концепцию? Так бывает: сначала работа мыслится в одном ключе, но в процессе осмысления материала многое меняется.

- Сама работа длилась более трех лет. Но тема началась разрабатываться ещё во время моего обучения в Калужской духовной семинарии, по окончании которой была написана дипломная работа. Чуть позже мной была издана книга по истории монастыря, и в 2012 году на Открытом конкурсе изданий «Просвещение через книгу» она заняла 1-е место в категории «Лучшая иллюстрированная книга».

Моим научным руководителем стал доктор филологических наук, профессор МДА Владимир Михайлович Кириллин. С ним я имел возможность общаться в Издательском Совете на коллегии по рецензированию, где он является экспертом. Он как специалист по древнерусской литературе смог направить мою мысль в нужном направлении, давал ценные рекомендации.

Сама концепция не менялась: она построена по хронологическому принципу, но многие разделы работы родились в процессе более глубокого осмысления уже имеющихся сведений.

Как интересный факт можно отметить, что написание раздела о конфликте прп. Пафнутия с митрополитом Московским Ионой послужило основой для публикации в начале этого года в журнале ОВЦС «Церковь и время» - «Преподобный Пафнутий Боровский и его отношение к независимости Русской Церкви от Константинопольского патриарха».

- История монастыря, надеюсь, известна – середина XV века, ученик величайшего Сергия Радонежского святой Пафнутий Боровский основывает обитель... А что же было с монастырём дальше, в течение пятисот пятидесяти лет, и особенно в истекший недавно век, когда обитель была обращена в профтехучилище?

- Позвольте здесь не согласиться. Мое исследование было посвящено периоду с основания обители по XVII век, и именно по начальному периоду имелось много белых пятен и неточностей, которые требовали уточнений. Кстати, святой Пафнутий был учеником ученика прп. Сергия - прп. Никиты Серпуховского. Что касается истории дальнейшего периода – после XVII в., этим периодом я хотел заняться позднее. Однако окончание работы совпало с подготовкой статьи в очередной том Православной энциклопедии, которую мне предложили написать, и поэтому мне пришлось дополнительно изучить материал, посвященный Синодальному и советскому периодам обители.

- С какими удивительными и ранее совершенно не известными фактами вы соприкоснулись при работе над диссертацией? Какие документы вам пришлось изучить, и были ли среди них источники нецерковные, например?

- В моей работе впервые исследована генеалогия святого Пафнутия, уточнено время основания обители и выявлены причины оставления преподобным Покровского монастыря. Описана духовная, богослужебная и хозяйственная жизнь монастыря при его основателе. На основании анализа особенностей богослужений делается вывод о том, что литургическая жизнь Пафнутиевой обители не выходила из рамок общей церковной жизни. Так было опровергнуто мнение современных историков, утверждающих, что святой Пафнутий отличался только внешними подвигами благочестия. Делается вывод, что преподобный Пафнутий был делателем непрестанной Иисусовой молитвы и был причастен идеям исихазма. Доказывается, что Пафнутиев монастырь в конце жизни его основателя стал центром духовной жизни Руси.

Важным результатом работы явилось выявление причин конфликта между преподобным Пафнутием и святителем Ионой. Было опровергнуто мнение историков, что причиной конфликта стало непризнание святым Пафнутием Ионы митрополитом, как незаконно избранного на первосвятительский престол без участия Константинопольской Церкви. Приводятся доказательства, что Боровский игумен не прерывал канонического общения со святителем Ионой.

Одним из важных пунктов работы можно назвать вопрос о выборе нового настоятеля монастыря после смерти преподобного Пафнутия. Доказывается, что основатель обители не назначал себе преемника. Проясняются причины ухода из монастыря святого Иосифа (Санина), главной из которых явился не конфликт с братией, а конфликт с великим князем Иоанном III.

Также важным выводом работы можно считать решение вопроса о канонизации прп. Пафнутия. Приводятся аргументы в пользу того, что канонизация святого не связана с московскими соборами 1531 и 1547 гг. Почитание Пафнутия как святого имелось в начале 16 в. На соборе 1531 г. была дана санкция митрополита на церковное употребление литургического и агиографического памятников святому Пафнутию. На соборе 1547 г. было установлено повсеместное литургическое празднование преподобному Пафнутию во всей Русской Церкви.

Другим итогом исследования явилось выявление сведений об учениках святого Пафнутия и известных выходцах из монастыря в XV—XVI веках. Обобщение данных сведений, касающиеся их пребывания в Боровской обители, позволяет изучить влияние этого периода их жизни на формирование личностей последователей Боровского игумена. Кроме того, собранные данные должны лечь в основу при создании будущего «Боровского патерика».

Изучение истории монастыря в начале XVII века позволило выявить роль насельников обители в событиях Смутного времени. Делается вывод о причинах пострига в монастыре окольничего А. П. Клешнина, при этом опровергается традиционное мнение о его раскаянии в убийстве царевича Димитрия как о причине его ухода в монастырь. Представляет интерес изучение жизни бывшего насельника Боровской обители иеромонаха Варлаама (Яцкого), спутника Лжедмитрия I.

Трагическое событие осады и гибели Пафнутиева монастыря Лжедмитрием II в 1610 году изменило дальнейшую жизнь обители. Существующие современные исследования по истории осады Пафнутиева монастыря были существенно дополнены и скорректированы. Подвергнуты сомнению некоторые сведения из русского «Нового летописца». Привлечение иностранных авторов — свидетелей осады монастыря позволило наиболее полно описать события 1610 года.

Одним из результатов исследования стало выявление имен благотворителей монастыря и их роль в материальном обеспечении обители. Описание монастырских земельных владений является важным источником по изучению хозяйственной жизни обители.

Изучение литературной деятельности братии обители и исследование монастырского библиотечного фонда позволило по-новому взглянуть на степень образованности и грамотности ее насельников, в частности утверждать, что в монастыре велось летописание.

Выявление святынь и предметов церковной утвари, как находящихся в музейных фондах, так и утраченных, описание которых сохранилось в различных источниках, дало возможность получить представление о составе монастырской ризницы.

Изучение сведений о постройках в монастыре дало представление об архитектурном облике обители в разные периоды истории.

Также впервые была создана карта монастырских владений, что позволило получить представление о вотчинах обители и их географическом положении. Для этого имеющиеся названия населенных пунктов сопоставлялись с картами 19 в.

Документы мне пришлось изучать из разных источников. Самыми ценными являются рукописи архивов, некоторые из которых впервые введены в научный оборот. В рукописи РГБ из собрания Волоколамского монастыря № 219 имеется Краткое житие прп. Пафнутия, в котором содержится несколько важных фактов и дат, нигде не встречающихся. Работа велась и в РГАДА, куда был помещен весь архив монастыря после его закрытия, и нужно сказать он содержался в очень хорошем состоянии, дела велись аккуратно, особенно это касается с документов, начинающихся с XVIII в. Но и за XVII в. сохранилось немало документов. Всего использовано 108 архивных дел.

Для создания комплексной картины по истории рассматриваемого периода была привлечена литература по различным тематикам.

- Чувствовали ли вы, что в ваших руках бьётся, подобная птице, живая и неизречённая тайна, имя которой – святость, и только святость? Было ли в изучаемых вами фактах нечто не объяснимое никем и ничем, кроме Господа и его воли?

- Да, именно так и можно сказать, когда изучаешь биографию прп. Пафнутия.

Когда видишь его подвиги, труды и чудеса, трепетное и благоговейное отношение к нему всех современников, начиная от простолюдина до великого князя, невольно сам проникаешься этим духом. В тоже время, благодаря ученику святого иноку Иннокентию мы имеем подробное описание последних дней жизни его наставника. «Рассказ Иннокентия» академик Д.С. Лихачев назвал «своеобразным чудом XV века, написанным с потрясающей для своего времени правдивостью». В нем подчеркнуты человеческие черты подвижника (где он болеет, переживает, досадует от назойливых мирян). И здесь Преподобный становится нам еще ближе. Святость Боровского игумена была настолько очевидна современникам, что в переписке между учениками в первые годы после его кончины они называли его не иначе как «святой преподобный отец наш Пафнутий».

- Пришлось ли вам в трудах столкнуться с трудностями, и если вы с ними столкнулись, какого порядка и плана они были?

- В начале работы были даже сомнения, найдется ли необходимое количество материала, ведь при пожаре 1610 г. монастырский архив был утрачен. Однако с Божией помощью материал был найден. Определенную трудность вызвало чтение документов XVII в., написанных древнерусской скорописью. Но после некоторой подготовки научился ее понимать.

- Каково, на ваш взгляд, значение Свято-Пафнутьева Боровского монастыря сегодня для всего православного мира?

- Духовное наследие, которое оставили нам прп. Пафнутий и другие святые, подвизавшиеся здесь, передано нам через храмы, мощи и другие святыни на территории обители. И богомольцы, посещающие монастырь, получают благодать через прикосновение к этим святыням. Есть и люди, приезжающие в монастырь как в исторический памятник, чтобы проникнуться атмосферой древнерусской крепости.

- Исследователь, как правило, тяжело расстаётся с работой: слишком многое оказывается связанным с ней. Будет ли продолжен ваш труд?

- Ближайшей перспективой продолжения данного труда видится публикации работы в виде как научного, так и популярного изданий. В дальнейшем есть намерение продолжить изучение истории Пафнутиева монастыря. Для этой цели, прежде всего, планируется оцифровка и изучение монастырского архива, хранящегося в 1198 фонде РГАДА, о чем имеются предварительные договоренности с архивом. Следует заметить, что несколько тысяч дел данного фонда, касающиеся XVIII – начала XX веков, остаются неисследованными. Изучение данных дел, как и других источников по данному периоду, позволит создать новый труд по истории Боровской обители.

 

- Не видится ничего странного в том, что диссертацию о Боровском монастыре выпало защитить именно вам, сотруднику Издательского Совета Русской Православной Церкви, возглавляемого митрополитом Калужским и Боровским Климентом. Как опыт работы в Коллегии по рецензированию, акафистной и Феофановской группе (проекты Совета) подготовили вас к работе над диссертацией?

- Нет, ничего странного здесь ни вижу. Все эти темы пересекаются с двумя основными – православной верой и историей, которые мне близки, и работа в этих проектах очень помогла мне. Как рецензент я могу критически смотреть на свой текст, а знания, почерпнутые в прочитанных книгах, помогли мне. Участие в акафистной группе помогло мне в работе с гимнографическими памятниками. Изучение жизни и творений свт. Феофана позволило понять, насколько близки святые друг другу по духу, даже разделяемые веками времени между собой.

- Расскажите о вашей работе в Феофановском проекте (напомню для наших читателей о том, что проект направлен на наиболее полное, научное и комментированное издание трудов святителя Феофана Затворника, двухсотлетие со дня рождения которого отмечалось в 2015-м году). Какие функции вы исполняете в этом важнейшем, фундаментальном деле, и насколько важно для вас лично соприкосновение с наследием святителя?

- Это очень важный и интересный проект. В настоящее время я помогаю в подготовке к публикации очередного 3-го тома «Летописи жизни и творений» Святителя. Моя работа заключается в составлении сносок и примечаний. Нужно сказать, что это работа не простая, требующая немало времени. Если про храмы и про известных личностей информацию получить относительно несложно, то, что касается обычных людей, живших в XIX в. (даже из среды духовенства) – данные о них в открытом доступе практически нет. Приходится использовать дополнительные источники - епархиальные ведомости, списки студентов семинарии и т.п. Наследие свт. Феофана близко мне по духу, поэтому вся эта работа важна для меня и интересна мне.

- Как протекает работа в рамках рабочей группы Совета по кодификации акафистов и выработке норм акафистного творчества? Как протекает сама деятельность рабочей группы?

- Задачей данной рабочей группы является рассмотрение, редактирование и подготовка предложений Священному Синоду, который принимает решение о допущении акафиста к печати. На самом заседании священник, редактировавший какой-либо акафист, читает кондаки, икосы и хайретизмы акафиста перед собравшимися со своими правками. Другие члены рабочей группы вносят свои замечания и предложения. Главным специалистом в группе можно назвать священника Максима Плякина из Саратова, большого знатока акафистов, имеющего в своей базе практически все существующие акафисты (несколько тысяч).

Источник: https://pravchtenie.ru

Фото - Сергей Ломов

Православный календарь