Поиск по архиву

Газета "Боровский просветитель" № 6

РАЗДЕЛ: ГОСТИ С АЛЯСКИ
Путешествие за тридевять земель или зачем американцам Россия

ПУТЕШЕСТВИЕ ЗА ТРИДЕВЯТЬ ЗЕМЕЛЬ ИЛИ ЗАЧЕМ АМЕРИКАНЦАМ РОССИЯ

Экспедиция «Наследие Русской Америки», организованная героем России Михаилом Малаховым при поддержке Русского Географического Общества и Институтом общей истории РАН при участии духовенства Калужской епархии,  летом 2011 года направились на поиски русского наследия на территории Аляски, ставя задачей найти следы влияния русской культуры на быт и традиции коренных народностей, разглядеть частичку русской души в коренных жителях Аляски. Подводя итоги экспедиции, можно утверждать, что им это удалось. Они нашли следы русской культуры в жизни коренных алеутов, которые ходят в  церкви на службы, придерживаются православных канонов, правят богослужение на трех языках, в том числе и на русском, часто сами уже не понимая смысла читаемых молитв. Они увидели следы русского быта и языка в повседневной жизни поселян. Родственную душу исследователи встретили в гостеприимном доме Анастасии Комаровой, где участники экспедиции останавливались на ночлег. Хозяйка — глава совета племени (что­то наподобие нашего главы этнического землячества). Помимо рутинных хозяйственных хлопот по ловле рыбы и уходу за тремя детьми, она руководит общественной жизнью в поселке Нижний Калскак, занимается благоукрашением местной церквушки и помогает управлять приходом. Она ничего не знает  про своих предков, кроме того, что ее дед тоже был Комаровым.  Именно в общении участников экспедиции с Анастасией родилась идея ответной поездки алеутов в Россию.

По возвращении домой рязанцы (а большую часть состава экспедиции, включая ее руководителя Михаила Малахова, составляли именно рязанцы)  начали готовить приезд  алеутов в Россию. Целый год готовилась встреча: была запланирована насыщенная культурная программа, все готовились к приезду гостей. И, конечно же, паломничество в Россию, последний оплот Православия, немыслимо представить без поездки по святым местам. И в этом смысле выбор естественно пал на Свято­Пафнутьев Боровский монастырь, место жизни и служения иеромонаха Макария (Комогорова), одного из участников экспедиции. Было решено, что американцы обязательно должны провести несколько дней в стенах монастыря.

И вот в середине июня, отложив в сторону все дела,  взяв с собой трех своих и двух приходских детей, Анастасия Комарова прилетела в Россию в поисках ответа на вопрос  о загадочной русской душе. И надо было так случиться (вот уж действительно, на все воля Божия!), что уже на второй день пребывания в России, в самом начале экскурсионной программы по святым местам Калужской земли, у одиннадцатилетней Пелагеи, дочери Анастасии, случился острый аппендицит с перитонитом. Она была спешно госпитализирована в Боровскую районную больницу и в этот же день прооперирована. Так паломники из далекой Америки были вынуждены остаться на Боровской земле до выздоровления девочки. Программа пребывания существенно поменялась. Теперь Анастасии  нужно было одновременно бывать в двух местах: рядом с больной дочкой в больнице, поддерживая и успокаивая ее, и выполнять обязательную официальную программу пребывания: встречаться с журналистами  районных, областных и московских телеканалов, давать многочисленные интервью, посещать монастыри, приюты, отвечать на вопросы. Четыре остальных ребенка: два Василия, Иван и Екатерина, самому старшему из которых было всего четырнадцать, фактически оказались на попечении  братии монастыря. Объясняясь с помощью жестов, нескольких самых распространенных английских слов, участники Православной молодежной дружины Боровского края сумели показать алеутам и монастырь, и Боровск, и Малоярославец, и даже свозить погулять в Москву! В эти дни монастырские паломники  могли наблюдать, как четверо  иностранных ребятишек, явно эскимосской наружности, бегали по монастырскому двору, играли с котятами, кормили голубей. Мальчикам­алеутам даже удалось поучаствовать в монастырских службах. Когда репортер одного из телеканалов задал вопрос  гостю с Аляски, о чем он будет рассказывать своим сверстникам по возвращении домой, тот, не задумываясь, ответил: «О монастырских службах». У себя дома они тоже помогают священнику в алтаре. Но служба дома не идет ни в какое сравнение с величественными  богослужениями в монастыре.

Журналисты разных СМИ раз за разом задавали Анастасии один и тот же вопрос: «Чувствует ли она себя хоть чуточку русской, осталось ли в ней, помимо фамилии, хоть что­то русское?» Она честно отвечала, что ничего такого особенного в себе не замечает. Но, видно, не случайно ее дочь попала в больницу. Ведь даже если бы состоялась вся намеченная программа и  удалось бы показать ей все храмы района и области, она , возможно, так и не смогла бы прикоснуться к Православию, увидеть, как люди живут с верой в повседневной жизни, почувствовать русскую душу. В больнице ей представился такой случай: когда в незнакомой чужой стране случилась беда с дочерью, она не осталась одна. Нашлись люди, которые целыми днями, сменяя друг друга, сидели у постели больной, пока Анастасия ездила по делам. Ее поддерживали и подбадривали врачи и медсестры, которые по­русски отзывчиво отнеслись к горю чужестранки. И даже соседи по палате с пониманием относились к бесконечному потоку сменяющихся людей в палате  у постели больной. Они тоже старались как могли, пытаясь двумя­тремя английскими словами из школьной программы подбодрить и успокоить мать и дочку с Аляски.

Мне представился случай обсудить с Анастасией вопрос о загадочной русской душе. В один из последних дней ее пребывания в России, перед выпиской дочери, мы сидели поздно вечером в холле больницы. Все самое страшное было уже позади, оставалась лишь усталость от напряженности последних дней. На мой вопрос она ответила  так: «Кажется, мне удалось почувствовать, что такое русская душа. Я рада, что чувствую это в себе. Но выразить в словах это, наверное, невозможно».

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь