Поиск по архиву

Газета "Вестник" № 51 - 2015 г.

Братство народов не реализуется без братства внутри приходов

В начале декабря в рамках Международной научной конференции «Миссия Православной Империи» в Обнинске прошел круглый стол «Исторический путь России и проблемы кризиса национальной идентичности в условиях глобализации».

Крупные ученые-историки,  политические и общественные деятели, а также священники Калужской епархии обсудили важные болевые вопросы современности: обострение отношений России и Запада, украинский «синдром», балканский и ближневосточный кризисы в преломлении понимания неизменности исторической и культурной миссии православной России. Организаторы мероприятия: Министерство внутренней политики и массовых коммуникаций Калужской области, Фонд Владимира Храброго, КРПОО «Милосердие», КРО «Союз казаков воинов России и Зарубежья», Российский институт стратегических исследований, Фонд исторической перспективы.

В пятичасовой работе круглого стола приняли участие: вице-мэр г. Обнинска Татьяна Попова, Анатолий Степанов, главный редактор интернет-портала «Русская Народная Линия»; Дмитрий Володихин, д. ист. н., профессор исторического факультета МГУ; Федор Папаяни, к.т.н., публицист (Донецк); Сергей Бабурин, д.ю.н., президент Славянской академии наук, образования, искусств и культуры, и многие другие, а также насельник Боровского монастыря иеромонах Лазарь (Антипенко), духовник казаческого движения Боровского района.

Вела это мероприятие учредитель Фонда Владимира Храброго (который содействует сохранению и развитию русской и восточно-христианской культуры и создан во имя Владимира Храброго, князя Боровско-Серпуховского) Ирина Есинская.

Участники в своих выступлениях подробно описывали негативные тенденции, которые происходят в республике Беларусь. За последние годы там резко усилилась пропаганда антироссийских настроений в СМИ, ведётся «война памятников», которую мы, по словам выступавших, проигрываем. 

В этой связи особенно запомнился доклад профессора МГУ Володихина Д. М. В частности, он сказал:

— О Белоруссии у нас в России принято думать и говорить как о стране спокойной, стабильной, где относятся к русским, как к братьям. Разве там когда-нибудь может возникнуть та проблема, которая сейчас встала перед нами во весь рост на Украине?.. Было так лишь несколько лет назад, но ситуация меняется и, к сожалению, не в лучшую сторону. Не так все благополучно сейчас в Белоруссии, как раньше. Прежде всего, Белоруссия не столь уж однородна в национальном и религиозном смысле. Восточные белорусы очень мало отличаются от русских, тяготеют к русской культуре. Зато западные белорусы во множестве тяготеют к культуре польской и литовской. Что касается религиозного разделения в Белоруссии, то официально там около четырех миллионов православных и около миллиона католиков. Еще есть довольно значительное количество униатов. Есть среди белорусов и своя «западэнщина». Тело страны практически рассечено глубоким шрамом, который постепенно становится шире. Равновесие, в котором Белоруссия провела полтора десятилетия, закончилось, и маятник качнулся в сторону, противоположную вектору современного развития русского народа, России, Православия. Заметная часть белорусского интеллектуалитета заражена идеями «более решительного отделения от восточных варваров», то есть от русских, от православных. 

Вот что можно прочитать на страницах белорусских СМИ: «Мы соль Великого Княжества Литовского, мост между Европой и Азией… Надо более решительно сделать свой исторический выбор в пользу свободы и Европы…» – и подобных высказываний становится все больше и больше. В учебниках и учебных курсах как на дрожжах растут разделы, посвященные Великому Княжеству Литовскому. Она, хоть и периферийная, но Европа,  старинная «Еврорусь»…

Последние годы там стала хорошо видна так называемая «война памятников». Это не мой термин – я заимствовал его из масс-медиа самой Белоруссии. Просматривается довольно ясное отношение к историческому прошлому как со стороны общественных групп, так и со стороны государства. Приведу пример. Отвергли проект памятника Александру Суворову, отвергли памятник святой равноапостольной княгине Ольге в Витебске, а поставили памятник великому князю литовскому Ольгерду. Никто даже не задумался, что он казнил за веру христиан. Причем монумент находится прямо перед Воскресенским храмом, очевидно, как предупреждение. Кстати, фигура Ольгерда привлекает противников России тем, что он воевал с великим княжеством Московским. Трижды ходил с походами на него, дошел до Москвы. Правда, под стенами Кремля «обломал зубы».

В общем, в Белоруссии все чаще отрицается связь с русскими корнями и Православием. Проспали мы Украину страшно гибельно. Из-за нашей вялости и пассивности там сейчас льется кровь. Потому что партнерам, которые на самом деле противники, удалось поменять ментальность многих молодых людей, не имевших жизненного опыта и должных знаний. А ведь на Украине не было никакого врага еще четверть века назад, — с горечью констатировал профессор Володихин.

По словам Ирины Есинской, «тревоги, которые сегодня есть, за наши отношения с больше чем братским для нас народом, ведь,  по сути, мы один и тот же народ, – абсолютно обоснованы. И нам надлежит продумать, как и что можно предпринять силами общественности. С тем, чтобы, как в Сербии, развивать народную дипломатию до тех пор, пока государство активнее не включится в этот процесс и не станет ее поддерживать. Многие русские люди бывают в Сербии, имея в сердце желание общаться с сербскими братьями. И огромное количество культурных акций происходит там именно по принципу абсолютной добровольности. Сейчас уже многие из них поддерживаются и государством».  

Сергей Бабурин в своем выступлении также отметил, что мы действительно «начинаем терять братскую нам Белоруссию, и этот процесс идет стремительно. Я согласен, что вектор внутренних процессов в Белоруссии сейчас повернулся в другую сторону. И когда мы говорим о внутренних процессах, о памятниках, я могу привести еще один пример. В этом году там поставили памятник Александру Сергеевичу Пушкину. Очень интересный четырехгранный обелиск.

Затем последовало возмущенное выступление радио «Свобода» на белорусском языке о том, почему на территории Белоруссии ставятся памятники чужим общественным и литературным деятелям, да еще на одной из граней оскорбительное стихотворение клеветникам России, которое посвящено выдающемуся, дескать, белорусскому патриоту Костюшко, который боролся с царским самодержавием. А Костюшко, если вы помните, это персонаж полькой истории.

Что вы думаете, последовало?.. Через неделю после этого радиовыступления бригада рабочих приехала и стесала с памятника это стихотворение. А когда представители русскоязычной интеллигенции во все инстанции направили письма протеста, то им объяснили, что акция согласована с органами власти.

Но самое опасное в том, что мы считаем, будто нас наши народы скрепляет Православие. Однако и в Белорусской Православной Церкви назревают проблемы…. Все идет к тому, что не за горами время, когда найдутся внутри Белорусской Православной Церкви Московского Патриархата силы, которые поставят вопрос об отделении от Русской Православной Церкви и создании автокефалии. Это реально. Там, в Белоруссии, сейчас идет активная работа по разрушению мирного порядка, как на Украине».

В этой связи весьма актуально, что фонд Владимира Храброго решил в разных странах устанавливать Поклонные кресты, посвященные героям Первой мировой войны. Памятный знак представляет собой вырезанный из белого камня Георгиевский Крест, поставленный на кубическое основание (В православной иконографии – Престол), высота – 3 метра 25 сантиметров. В центре Креста, символа мужества и воинской доблести наших славных предков, размещается медальон, в котором помещено рельефное изображение святого Георгия Победоносца, поражающего копьем змея.

Главный редактор информационно-аналитической службы «Русская народная линия» А. Д. Степанов подчеркнул важность выстраивания прямой связи между обществом и властью, включения граждан в процесс принятия решений: Также в своем выступлении Анатолий Степанов провел обширный экскурс в русскую историю и религиозную философию:

— Православная, Византийская и русская цивилизации говорили о симфонии властей как об идеале. Конечно, его трудно было достичь, и он редко достигался фактически. Но та или иная форма симфонии, с различными отклонениями, все равно существовала в нашей истории.

В основе нашей цивилизации — это следующий постулат — лежат: Православие, Самодержавие и народность. Это не устаревшая, а вечная идея. И русский философ советского времени Арсений Гулыга назвал ее «формулой русской культуры», которая созидала и созидает русскую культуру во все времена. Духовной основой русской цивилизации может быть только Православие.

Цитату, которую в этой связи мне хотелось бы привести, часто приписывают Достоевскому, а на самом деле она принадлежит славянофилу Александру Ивановичу Кошелеву, который очень ярко сказал: «Без Православия наша народность – дрянь! С Православием наша народность имеет мировое значение». 

Российское гражданское общество должно формироваться на основе традиций русской гражданственности, а не путем заимствования чуждых нам западных институтов. У нас идея гражданского общества стала этакой «священной коровой», о которой не говорит только ленивый из политических деятелей. Но вся эта схема имеет чисто западное происхождение. Нам надо обратиться к нашему национальному наследию. Константин Сергеевич Аксаков замечательно писал о разделении власти и общества. Когда власти и правительству — сила действия, а обществу — сила слова. Но не пустого слова, а такого, которое власть должна слушать, и реагировать. А это значит, должен быть механизм учитывания властью мнения и слушания общества…

Неизбежно напряженные в мире отношения на международной сцене могут быть умиротворены только путем выстраивания межнациональных отношений по модели «семьи народов». Это, возможно, одна из немногих идей, которую можно взять из советской эпохи. Потому что межнациональные отношения до революции, в общем-то, не были так остры. И в советское время действительно была выработана пропагандистская модель, очень точная и правильная — «семья народов», где русский народ — первый, но не отец, а старший брат. А что такое старший брат? Он отвечает за младших, но может и наказать, если они ведут себя неправильно. Этот образ семьи нужно реализовать в практической плоскости. В советское время, конечно, мы прекрасно все знали, что русский народ был отодвинут от политической власти. Не случайно Ельцин, когда шел к власти, умело использовал националистический русский лозунг… В этой аудитории нет смысла долго распространяться о том, что понятие «русский» — надэтническое. Известно, что святые мученицы царица Александра Фёдоровна и Елизавета Фёдоровна, у которых не было ни капли русской крови, являются русскими святыми. А наш великий полководец генерал Багратион является русским генералом. И все те, кто проливал кровь за Россию, являются русскими. Это естественно для нашей традиции и национального менталитета. И тут не нужно никому воспитывать толерантность — такое понимание русскости просто живет в русском сердце», — подчеркнул Анатолий Степанов. 

Представитель Миссионерского отдела Калужской епархии протоиерей Георгий Казанцев, один из организаторов этого мероприятия, во время выступления сделал акцент на необходимости формирования общин на базе церковных приходов. Во время перерыва мне удалось с ним побеседовать на эту тему:

— Эта конференция организуется не «сверху», а «снизу». Это общественная инициатива, поддержанная митрополитом Калужским и Боровским Климентом, который благословил меня участвовать в работе оргкомитета, и государственными властями: Министерством внутренней политики, Министерством образования и Министерством культуры Калужской области.

— Отец Георгий, вы активно развиваете миссионерскую деятельность, и даже в названии конференции первое слово — «миссия». В этом ракурсе расскажите о мероприятии.

— Любое явление нашей жизни будет успешным, когда оно имеет глубокую идею и реализует то, что Богом в него заложено. Всякая культура переживает свой расцвет, когда она наиболее полно выражает изначально заложенную в ней идею. Мы сейчас фактически говорим о том, что нам нужно вернуться к изначальной идее бытия Российского государства. К осознанию того, кто мы такие есть, чем мы живем и какова наша миссия? Но без ответов на вопросы: «какова миссия Православной Церкви по сути?», «в чем заключается непосредственно миссионерская деятельность?», — понять, какова миссия нашего народа и государства в этом мире — невозможно. Для меня это в ходе конференции формулируется, как единство. То есть существуют миссия Церкви и миссия нашего государства, в контексте этой великой миссии Церкви. И как существует миссия отдельного человека как христианина, который выражает свое переживание Евангелия, слова Божия, воли Божией в своей жизни, в общении с ближними, так же есть и предназначение государства.

— Вчерашнее пленарное заседание вам понравилось, вы довольны, как оно прошло?

— Я всегда склонен к тому, чтобы критически смотреть на свою работу. В общем можно сказать, что в первый день конференции все прошло успешно:  приехала бОльшая часть выступающих с блестящими докладами на высоком научном уровне. В основном, все удалось.

Сейчас мы живем в настолько сложное время, что часто не понимаем, насколько значимые события происходят вокруг нас. Некоторые, вероятно, в силу молодого возраста это еще не осознают. Например, вчера в зале перед конференцией я слышал возгласы среди некоторых слушателей: «И вас пригнали сюда…», также среди зрителей-студентов чувствовалось некоторая натянутость. Уровень докладов и выступающих специалистов, даже их заинтересованность, недостаточны для того, чтобы доклады были хорошо восприняты аудиторией. То есть сердце тоже должно быть готово, как в Евангелии сказано в притче о сеятеле: у одного сердце такое, у другого — такое. В плане подготовительной работы с сердцами человеческими мы, как обычно, слабовато работаем. Например, при обычной работе со школьниками стараемся перед важной встречей провести какое-то предварительное мероприятие: просмотр спектакля либо фильма, прочтение книги — подготовительный этап. Тогда на последующих беседах люди могут говорить о серьезных глубоких вопросах с большей эффективностью. Вчера же конференция проходила при участии обычных студентов и преподавателей, которые, скажем, были не «в теме» — их просто пригласили. Подготовительную работу полноценно провести не удалось. Они пришли, можно сказать, неподготовленными. Проблематика, поднятая на конференции, —  архисложная, и тот, кто не  в теме, многое пропускает, для него все пролетает впустую. Это вызывает сожаление.

Необходима подготовка к таким серьезным мероприятиям. Как, например, к принятию Христа пророки готовили народ на протяжении истории всего Ветхого Завета. Языческая культура тоже определенным образом созревала, чтобы потом там прозвучала проповедь о христианстве. Господь действует в этом мире, готовя наши сердца. Мы тоже должны неким образом готовить людей к подобным встречам.

— А что за эти два дня работы конференции больше всего запомнилось?

— Общение с глубокими людьми позволяет основательно поработать над собой, точнее, проработать себя самого внутренне, глубоко. Соответственно, мне больше всего запомнилась эта внутренняя работа: как я формулирую свои жизненные выводы, сравниваю их с выводами этих людей, сопоставляю свои жизненные ощущения с их позицией — как они соотносятся.

В свое время преподобный Серафим Саровский в беседе с Мотовиловым о цели христианской жизни говорил о том, что обычно говорят так, мол: постись, молись, исполняй заповеди, еще что-то. Все это хорошо, все это нужно делать. Но это не цель христианской жизни. «Цель христианской жизни, — сказал Преподобный, — стяжание благодати Святаго Духа». Он очень точно, на все времена, выразил то, что до этого не было так четко сформулировано. Так вот, сейчас для меня видение сложившейся ситуации таково, что мы на конференции в православном сообществе пытаемся формулировать то, в чем заключается миссия православных людей. Однако при этом не пытаемся понять самих себя, каковыми должны быть мы, православные христиане, что значит быть прихожанином?

Мы пытаемся понять, какой смысл заложен в понятии «быть гражданином Российского государства, Российской империи», осознать, что должна делать Россия на международной политической арене, что мы должны делать в Белоруссии, в Сербии, на Украине, в Сирии — все это активно обсуждается. А что нам необходимо делать внутри себя, с самими собою каждый день, как мы должны реализовывать свою православность с утра до вечера, в родном собственном приходе? — эти вопросы мало кого волнуют в должной мере. Можно сказать, что проблема «микромиссии» не прорабатывается.

Если мы будем говорить, к примеру, о Сирии, а в собственном приходе не будем друг другом интересоваться, то какой толк от подобных разговоров? Братство народов не реализуется без братства внутри приходов. И оно должно начаться именно здесь, с нас. Кстати говоря, еще я для себя сформулировал, что сейчас наше общество не способно преодолеть разрозненность, атомизацию и кризис индивидуализма без точки отсчета преодоления этого общественного кризиса. И такой точкой отсчета должно стать именно его преодоление в приходах, среди воцерковленных людей. Они имеют для этого всё. Им дано Слово Божие, они имеют возможность заниматься любой работой: и просветительской, и социальной, — приходы сейчас свободны, им все это разрешено. И мы  этого не делаем, к сожалению…

В духовной жизни есть три этапа: изучение веры, реализация полученных знаний и свидетельство о вере. То, что не изучено, мы просто не можем пережить и реализовать. А о том, что не реализовано, мы не можем и свидетельствовать. Значит, миссия не состоится. Понимаете? Как мы будем нести свет другим народам, если сами еще не жили тем, о чем собираемся свидетельствовать, и это знание нас не изменило. Как мы сможем об этом говорить другим?.. Наступает время, когда мы должны от момента изучения веры перейти к реализации этого знания.

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь