Поиск по архиву

Газета "Боровский просветитель" № 2

«История принадлежит народу»

Беседа сопредседателя Межрегионального общественного движения «Народный собор» О. Ю. Кассина с автором и разработчиком курса «Основы православной культуры», членом Союза писателей России, лауреатом Международного конкурса детской и юношеской литературы им. А. Н. Толстого, кавалером ордена Прп.  Сергия Радонежского РПЦ, кандидатом культурологии А.В.Бородиной

 

А.В. Бородина 

 

Олег Кассин: Алла Валентиновна, тема «Основы православной культуры», которой вы занимаетесь более 15 лет, все эти годы очень волнует граждан. Чем вызван такой непрекращающийся интерес? Даже политически тема ОПК оказалась особенно удачной, живой в ряду других, тоже очень актуальных. Чем это можно объяснить?

Алла Бородина: По мнению отечественных и зарубежных политиков и философов, европейские государства и Россия находятся в состоянии Третьей мировой войны. Это война информационная с временными локальными боевыми действиями в разных территориальных точках. Цели этой войны - сокращение населения, захват территорий с богатыми природными ресурсами и, конечно, наращивание капиталов. В этой войне одно из основных ее средств, а может быть, и основное: уничтожение духовности и нравственности. Даже демографическая проблема в большей степени обусловлена не рождаемостью, а гибелью молодежи: это суициды, наркозависимость, преступность, коррупция, сексуальная распущенность. Причины всего этого духовно-нравственные - как у жертв, так и у организаторов. Основное направление удара приходится на подрастающее поколение, конечно, потому, что остальные сами вымирают: по срокам жизни, лишенные материальной и физической поддержки, разбитые потерей детей, страданиями, беззащитностью, под воздействием разлагающего и разрушающего психологического фона и культурно-социальных проблем. Всеобщее мнение  таково, что наше государство не выполняет своей функции по защите граждан, по соблюдению национальных интересов. Главные инструменты борьбы с духовностью и нравственностью - СМИ и административный ресурс в образовании, через которые идет и половое растление, и сокращение числа ценных произведений классической литературы, извращение истории и другие новшества в образовании. У этой войны не предвидится границ и пределов. Она продолжается более 20 лет, на Западе - началась еще раньше. Народ пытается защищаться, многие общественные организации в России, например, движение «Народный собор», вынуждены постоянно участвовать в борьбе против новых и новых разрушительных, негативных акций. Их было много, и так будет всегда, потому что не может быть победы, если нет целенаправленной, созидательной работы в тылу, если все будут заняты только в открытых боях с противником. Необходим позитив, необходимо созидание  духовности, нравственности, здоровой системы образования и социализации молодежи. Так вот, за 20-летнюю постперестроечную историю появилась только одна грандиозная и перспективная политическая и культурно-образовательная тема, область знаний и средство совершенствования системы образования, духовно-нравственного воспитания, сохранения единства России - культурологический курс «Основы православной культуры». Народ это понимает. Понимает и правительство, но, анализируя то, что оно делает, прихожу к выводу, что оно очень зависимо, несамостоятельно. Это видно и в словах (одни общие фразы, никакой конкретики), и делах, и в кадровой политике. Посмотрите, кто «руководит» образованием, точнее сказать, его разрушением, и как? В результате такого руководства на переднем фронте этой страшной войны оказались именно учителя. Они все чаще становятся жертвами своих учеников, их зверски убивают, насилуют, и при этом учителей же обвиняют во всех бедах. Например, все стонут и вопиют от ЕГЭ, дошло до самоубийств школьников, уголовных дел. Организатором всего этого является государство, а обвинения идут против учителей. И это государственная политика, к нашему несчастью. Курс «Основы православной культуры» - единственный новый позитивный продукт в образовании, но это вопреки общей разрушительной образовательной политике, а не благодаря.

О. К: Расскажите, что представляет собой сегодня ваш курс.

А.Б: Разработана программа, концепция курса. Учебно-методическое обеспечение курса ОПК включает уже около 40 пособий разных учебных жанров, традиционных для нашей школы. К работе над моим проектом подключились разные издательства. Успешно проводилась экспериментальная работа в государственных школах, блестяще прошла апробация учебно-методического комплекса в разных регионах страны и в разных условиях. Важно, что для рецензирования и подготовки учителей удается объединить усилия специалистов из церковной среды и светской. По всей России создаются центры ОПК. Уже организуется система подготовки преподавательских кадров. Курсы я провожу и на базе светских учебных заведений, и на базе православных учебных заведений: в МПГУ, в Перервинской Духовной Семинарии, в Академии повышения квалификации работников образования. Изучаю, сравниваю, как лучше, где удобнее учителям. Слушатели уезжают в восторге, приобретают на курсах друзей, соратников. Начат мультимедиацикл. Накапливается опыт преподавания, удается осуществлять и обмен опытом. Главное, что есть последователи, особенно дорого, что есть последователи среди молодежи.

О.К.: А кто более открыт для осуществления этого проекта: светские педагоги и руководители или церковная среда? Кто вам больше помогает? И у кого больше перспектив и в дальнейшем заниматься этим направлением?

А.Б.: Удается привлекать специалистов как светских, так и церковных. Не могу сказать, что сейчас где-то есть полное отторжение. Это было бы неверно. Здесь ведь действует две движущих силы: понимание важности и необходимости поддерживать мой проект и готовность вникать в суть проблем, чтобы своим участием профессионально их решать. Не ломать, не выстраивать под себя, под свои интересы, под свое видение, часто некомпетентное, непрофессиональное, а участвовать конструктивно. Надо сказать, обе эти движущие силы есть и в церковной, и в светской профессиональной среде. Но и противодействие тоже есть. Оно, в основном, связано с коммерческими и политическими интересами. Нередко это вместе переплетается. Например, если организация проводит мероприятие на гранты зарубежных фондов, естественно, они не станут поддерживать мой проект. По этой причине, как мне кажется, фонд по формированию школьных библиотек не хочет поддерживать нас. А где люди свободны от идеологического и финансового давления, там выстраиваются вполне серьезные отношения, доминируют соображения пользы для детей, общества, образования, для культуры, общего благополучия.

О.К.: А как проходит эксперимент по основам православной культуры и другим религиозным культурам, организованный летом прошлого года? Насколько я понимаю, это была попытка создать нечто иное, не то, что Вы делаете?

А.Б.: Да, была сделана попытка поделить учащихся по религиозному признаку и обучать их параллельно, очевидно, с целью воспрепятствовать распространению Православия в угоду разным конфессиям. А ведь социальный заказ был на культурологический курс «Основы православной культуры». К сожалению, ни заказ социума, ни исторические науки, ни педагогические науки, ни культурология не учитываются. Руководство Министерства образования и науки РФ, которое обязано действовать именно в соответствии с этими главными факторами, поступает ровно наоборот. Как это можно понимать? Либо важные чиновники используют свои должностные положения в своих личных, национальных, религиозных, корыстных интересах, либо это установка сверху.

О.К.: А может быть, и политика определенных церковных кругов? Влияние католицизма и протестантизма, экуменизма?

А.Б.: Возможно. В экуменическое движение, если помните, РПЦ вошла по требованию советского правительства... В любом случае, подмена содержания и форм организации ОПК - это преступление против науки, это нечестно по отношению к заказчику образования, который заказывал одно, а ему навязывают другое.

Никакая политика, в том числе и церковная, не должна нарушать конституционные и другие права граждан. Государство, правительство обязано сохранять историю, язык, культуру. А история зафиксирует, как оно это делало, каким оно было, как выполняло свои функции, какие примеры подавало, как руководило. К сожалению, то, что мы видим, это пережитки прошлого, продолжение тоталитаризма советских времен. Понятно, что наши руководители - это тоже дети того режима. Предпринимательский успех, головокружительная карьера - все это укрепляет убежденность в личной избранности. Все это опять же подчеркивает недостаток и необходимость духовности в нашем обществе, духовности подлинной, честности, стремления к внутреннему совершенству, ответственности. Не только права должны нас интересовать, но ответственность. Ответственность, прежде всего, в жизни вечной. На политику, конечно, влияет, может быть, даже давит глобализм, коммерческие интересы, а также обязательства перед теми, кто поддержал, поставил на должность. Но если бы было понимание того, чем человек будет расплачиваться в вечности, безусловно, возобладали бы вечные ценности. Но это уже личный религиозный опыт,  самый сложный и долгий путь.

О.К.: Все-таки, что с экспериментом?

А.Б.: По отзывам педагогов, родителей и руководителей с мест, а также по рецензиям и обращениям общественности, эксперимент «провалился», с особым треском «провалилась» область ОПК в этом эксперименте. Возможно, это и была цель организаторов. Финансы и либеральная направленность - это были две важнейших составляющих эксперимента изначально. Было видно сразу, что он организовывался в принципе иначе, не так, как хотел заказчик образования. Это было видно по тому, как эксперимент тайно и срочно был подготовлен, без обсуждений, как-то по-воровски формировался состав комиссий, редакций. Старались близко не допускать меня как автора курса. Через несколько месяцев, правда, когда, «дорвавшись» до госзаказа, перессорившись, набив друг другу шишек и «распилив» бюджет, после первых неудач организаторы и участники стали осознавать, что все не так просто в этом деле. Уже в ноябре 2009 года вышло письмо Министерства образования и науки РФ, в котором говорилось, что и имевшийся опыт по ОПК тоже нужно сохранить. Весной 2010 года новые экспериментальные учебники издали, развезли по школам, но родители, познакомившись с учебником по «Основам православной культуры», не соглашаются на обучение своих детей по этому учебнику, несмотря на государственный статус эксперимента. Еще когда учебник не был написан, а главный автор вместе с либеральными СМИ весьма нескромно превозносил свое, еще не родившееся дитя, родители уже  с осторожностью отнеслись к обещаниям опытного борца с ОПК, которого так любят наши СМИ. Родители не проявили доверия к будущему учебнику, не хотели выбирать этот курс. Есть регионы, где всего несколько процентов оказали доверие этому учебнику. Теперь же и те, кто доверял обещаниям, отказываются от ОПК, в основном, в пользу «светской этики», несмотря на то, что к ней тоже масса нареканий со стороны именно ученых, специалистов в области этики, философии. Чтобы спасти эксперимент (ведь это же финансирование и чей-то заказ!), в регионах вынуждены переходить на мой учебно-методический комплекс. В результате, сейчас интерес очень повысился к моему проекту и в Церкви, и в профессиональной педагогической среде.

О.К.: А почему, как вы думаете, все-таки часто выбирают «светскую этику»?

А.Б.: Опасности меньше. В школе масса предметов, не все интересны, иногда плохо преподаются, но, если они никак не трогают душу, это не так страшно, не давит. А когда дело касается духовности, религиозных убеждений, то требования возрастают: плохо нельзя, неверно нельзя, неумело нельзя, неинтересно нельзя.

О.К.: Мы помним, что и сама тема, и курс «Основы православной культуры» родились по названию первого Вашего учебника. С него все начиналось - и борьба, и массовое просвещение народа, чиновников. Были другие начинания, другие названия курсов, были и книги с названиями, близкими Вашему курсу. Но даже когда  слова «Основы православной культуры» у кого-то все же звучали, то они не находили отклика в сердцах детей, родителей, педагогов, в сердцах верующих людей и просто людей честных и неравнодушных к будущему отечественной науки, образования, вообще к судьбе России. Да и то, что противники Православия, либеральные провокаторы конфликтов, ярые русофобы и хулители святынь не реагировали на эти другие начинания, да и сейчас не обращают внимания на тех авторов, которые идут вслед за вами, говорит о следующем: создаваемое этими авторами созвучно или, во всяком случае, не противоречит либеральным интересам. Но известно, что все это время были попытки заменить название... Как сейчас? Название утвердилось?

А.Б.: Да, народ принял именно это название и это содержание, первый учебник пришелся по душе. И все «верхи» вынуждены были принять это название. Сначала пытались заменить название в надежде на то, что с ним изменится содержание, а также стараясь перенаправить успех первого учебника и социальный заказ заменить другими словами, понятиями, проектами. То есть создать, как сейчас говорят, новый бренд, используя чужой успех, труды. В «эксперименте» тоже сделаны попытки, используя готовое, осуществлять идеологию толерантности, присоединить к названию, получившему всеобщее признание, новое содержание и изменить концепцию курса. На мой первый учебник, который дал название и из которого родился курс, ориентируются сейчас все. Внешний стиль учебника, рубрики перенимают теперь все авторы, которые пытаются работать в этом направлении. «Передирают», конечно, и текст. В смоленском учебнике, например, около 10-11 страниц моего текста без изменений просто взяли из моего учебника и вставили к себе. Там несколько авторов и всего-то страниц 160, из них - столько моих. Я этого, безусловно, не разрешала, более того, и не имела права на такое разрешение. Руководитель смоленского проекта мне позвонила и сказала, что у них учебник не получается без моего содержания, не соглашусь ли я помочь. Я, конечно, не отказалась помочь, поучаствовать в создании учебника. На самом деле оказалось, что они уже вставили мой текст, даже не перерабатывая, без ссылок, и уже напечатали. Через неделю по почте ко мне  пришел этот сюрприз, я была ошеломлена. В конце учебника, на последней странице, правда, стояли слова  благодарности А. В. Бородиной. Первый издатель моих учебников уже тогда хотел подавать в суд.

О.К.: Это нужно пресекать, кстати, на этом можете заработать вы и ваши издатели.

А.Б.: Да, конечно, у моего издателя есть намерение этим заняться, если они продолжат издавать этот «продукт».

О.К.: Давайте вернемся к вашему курсу. Что сейчас главное? Что нужно делать?

А.Б.: Только практические и успешные дела в самой системе образования могут изменить ситуацию. Нас подталкивают опять к борьбе за региональный компонент под видом борьбы за ОПК. Вы заметили, как в «Народный собор» внедряются ораторы с такими призывами? Лично я не считаю нужным больше тратить на это время. Региональный компонент, как правило, не используется на ОПК, только в некоторых регионах, но не по моим учебникам и не как учебный курс. Обычно, это региональное краеведение. Как, например, в Московской области. Там вообще не пускают мой курс ОПК в школы. Почему? Ко мне приходили родители, просили помощи в организации преподавания моего курса, но поперек стоит коммерческий и личный интерес руководства. Там издан учебник по региональному краеведению, министр образования вошла в авторский коллектив. Даже указ Президента - ей не указ. После распоряжений правительства по поводу ОПК, она сразу издала свой документ, в котором закрепила интерес свой и своих соавторов. В документе даже говорится, что курсы для учителей можно пройти в Московской областной системе образования, то есть даже невозможен федеральный уровень. Это вообще более чем странно.

В России очень большие кадровые проблемы в высших эшелонах власти. Чинуши не знают или забывают, что их должности созданы, чтобы обслуживать население, а не население - для того, чтобы обслуживать чиновников. Население и так их обслуживает своими налогами. Хоть бы правительство напомнило об этом. Так, по поводу регионального компонента... два года назад Союз «Христианское Возрождение», мы с «Народным собором», другие общественные деятели и организации в Москве все лето бились, защищая региональный компонент, а регионы отдыхали, никто ни одной статьи не написал, проснулись только осенью. Мы за их права и интересы бились, подставляли свои головы, отдавая свое время, здоровье, средства, а они свои должности используют в личных интересах, про Россию, про народ, про общественность чиновники вообще не помнят. Хочется надеяться, что со временем что-то изменится, но пока опыт у нас вот такой. Поэтому считаю самым необходимым сегодня  успешную педагогическую практику по ОПК. А в ряду условий успешности можно назвать системность, обеспеченность учебно-методическими пособиями, курсы повышения квалификации, постоянную методическую и организационную помощь, моральную и информационную поддержку педагогов.

Русская народная линия

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь