Поиск по архиву

Серия "Вера. Образование. Жизнь". Выпуск 1

Универсальность методологии курса "Основы православной культуры" и сочетание универсального и регионального его содержания

Прежде чем говорить о сочетаемости и взаимодействии универсального и регионального в преподавании курса «Основы православной культуры», следует сначала уточнить, что к основам православной культуры относится. И нельзя обойти вопрос о том,  что вообще составляет основу культуры.

 

О некоторых подходах к исследованию культуры

 

Наиболее распространенным в науке является такой подход к исследованию культуры, когда за ее основу берут тот или иной тип религии как главное интегративное начало. Это логично и обусловлено происхождением и исходным значением слова «культура» – возделывание, воспитание, образование, от исходного «культ» – почитание Бога. Почитание Бога, отношение к Творцу и взаимоотношения с духовным миром, таким образом, составляли основу всякой культуры, на этом фундаменте выстраивались творческие концепции, идеи художественного воплощения, пространственно-архитектурные и скульптурные композиции, литературные произведения, формировались формы общения с окружающими людьми и предметным миром.

Сразу же сделаем оговорку по поводу атеизма. Атеизм как свое-
образная вера, вера в то, что Бога нет, есть явление довольно редкое, начавшее свое оформление в мировоззренческую доктрину только в XIX веке. То есть это мировоззренческая форма не историческая и до сих пор не получившая широкого распространения в мире. По результатам исследования профессора Роберто Чиприано, общее число приверженцев тех или иных верований на 1992 год составляло 5 млрд. 87 млн. человек от всего населения Земли, которое равнялось в тот год 5 млрд. 240 млн. человек. То есть, даже в тот период, когда еще далеко было до религиозного возрождения в России, статистика насчитывала 1,1% атеистов. Население России составляло около 150 млн. чел. Сегодня, конечно, число атеистов уменьшилось и вряд ли дотягивает до 1 %.

Но еще более важно то, что атеизм – явление вторичное, родившееся от отрицания Бога и религии – этого исторического, повсеместного и всевременного явления в жизни людей. И понимание атеизма, и изучение его, и передача его возможны только при наличии в понятийно-знаниевом аппарате человека фундаментальных религиозных понятий. Кроме того, если говорить о культуре, то атеизм не создал ни одной национальной культуры. Даже период атеистической социалистической государственности не смог родить чисто атеистическую культуру, советский период весьма сильно пронизан традиционным православным содержанием, и не только в художественной культуре, но и в коммунистической идеологии, в отношении к Родине, государству, обществу.  

Православное содержание в произведениях

известных авторов

Но содержание это часто было преломленным и скрытым, это было и необходимостью, и результатом поиска новых форм изобразительности со своими смыслами, это было продолжением развития национальной культуры с ее традиционными ценностями, религиозной философией и практикой.

Можно проиллюстрировать это на примере понимания революции очевидцами. Обратимся к стихотворению Максимилиана Волошина «Русская революция». Возьмем фрагмент.

<…>

Не нам ли суждено изжить

Последние судьбы Европы,

Чтобы собой предотвратить

Ее погибельные тропы.

Пусть бунт наш — бред, пусть дом наш пуст,

Пусть боль от наших ран не наша,

Но да не минет эта чаша

Чужих страданий — наших уст.

И если встали между нами

Все бреды будущих времен —

Мы все же грезим русский сон

Под чуждыми нам именами.

Тончайшей изо всех зараз,

Мечтой врачует мир Россия —

Ты, погибавшая не раз

И воскресавшая стихия.

<…>

Это стихотворение было написано в 1919 году, но если нет глубокого понимания русской истории, библейской истории, евангельского учения о спасении, то оно ни о чем собственно не говорит. Хотя здесь сюжеты, события скрыты, почти нет религиозной лексики.

Но есть и много других произведений, в которых открыто говорится о традиционной вере в русской культуре. Мы со школьной скамьи все хорошо знаем поэму А. Блока «Двенадцать». Я  напомню отрывки из еще одного стихотворения М. Волошина, написанного в 1929 году. Казалось бы, время все дальше от периода православного государства, а содержание в этом случае более откровенно религиозное.

ВЛАДИМИРСКАЯ БОГОМАТЕРЬ

<…>

А Она в тревоге и в печали

Через зыбь грядущего глядит

В мировые рдеющие дали,

Где престол пожарами повит.

И такое скорбное волненье

В чистых девичьих чертах, что Лик

В пламени молитвы каждый миг,

Как живой, меняет выраженье.

Кто разверз озера этих глаз?

Не святой Лука-иконописец,

Как поведал древний летописец,

Не печерский темный богомаз:

В раскаленных горнах Византии,

В злые дни гонения икон

Лик Ее из огненной стихии

Был в земные краски воплощен.

Но из всех высоких откровений,

Явленных искусством, – он один

Уцелел в костре самосожжений

Посреди обломков и руин.

От мозаик, золота, надгробий,

От всего, чем тот кичился век, –

Ты ушла по водам синих рек

В Киев княжеских междуусобий.

И с тех пор в часы народных бед

Образ Твой над Русью вознесенный

В тьме веков указывал нам след

И в темнице – выход потаенный.

Ты напутствовала пред концом

Воинов в сверканьи литургии...

Страшная история России

Вся прошла перед Твоим Лицом.

<…>

Но слепой народ в годину гнева

Отдал сам ключи своих святынь,

И ушла Предстательница-Дева

Из своих поруганных твердынь.

<…>

Верный страж и ревностный блюститель

Матушки Владимирской, – тебе –

Два ключа: златой в Ее обитель,

Ржавый – к нашей горестной судьбе.

 

Таким образом, мы видим, что «Основы православной культуры» – предмет, необходимый для изучения отечественных истории, культуры, литературы всех периодов, не исключая советский период. Однако теперь нам предстоит разобраться с одним из принципов современного образования, который якобы не позволяет детям изучать наш предмет.

 

Светскость – не синоним атеизма

 

Светскость – не есть синоним атеизма, светскость – это свобода убеждений и возможность изучения любого социально значимого содержания, включая  религиозное, при сохранении независимости и самостоятельности личного духовного мира каждого субъекта образовательного процесса. Определять эту значимость должен заказчик образования, не чиновник, не правительство, не представители всех религий, а родители и дети.

Главным критерием соблюдения принципа светскости является наличие или отсутствие духовной практики (религиозной либо атеистической). И сложного здесь ничего нет. Узнать о  религиозной или атеистической практике ребенок может в необходимом или желаемом объеме, а вот принуждать ребенка заниматься этой практикой нельзя. К примеру, можем сравнить: рассказать об истории пионерской организации, комсомоле (конечно, не на уроках ОПК) можно, а заставлять давать клятву юных ленинцев и вступать в пионерскую организацию или в какое-то атеистическое общество – нельзя, хотя и запретить нельзя. И  сейчас в России существуют пионерские и комсомольские организации на добровольной основе, и я сама видела такие пионерские и комсомольские организации, клятву юных ленинцев, отредактированную в соответствии с современными условиями. Так же узнать о древних религиях, мифологии школьникам нужно, показать скульптурные или архитектурные шедевры, созданные в честь языческих богов, нужно, а заставлять учащихся верить и поклоняться  этим божествам – нельзя. Точно так и  применительно к православному содержанию: узнать об аскетике, о подвиге преподобных, о столпниках и блаженных – нужно,  но пытаться осуществлять это с детьми практически, то есть делать из детей аскетов, столпников, – нельзя; познакомиться с богослужением можно, а вместо урока организовывать богослужение – нельзя и т. д.  

 

Содержательные блоки школьного курса

 

Учебный материал курса «Основы православной культуры» определяется основными содержательными блоками, представляющими основы православной веры, языковые основы, позволяющие передать и проиллюстрировать основы православной культуры, историю формирования православной культуры в мире и в России, а также элементы культуры, отражающие и иллюстрирующие православную религиозную практику. Вот эти блоки:

1. Догматический блок – основы православной веры (Священное Писание, Священное Предание).

2 Духовно-языковой блок – духовные основы русского языка (духовная и историко-культурологическая лексика, фразеологизмы, церковнославянский язык в необходимом объеме для понимания, чтения и перевода церковнославянских текстов, для понимания русских духовно-художественных текстов, высокого литературного стиля).

3. Церковно-исторический блок (история христианства, история Православной Церкви, история Русской Православной Церкви).

4. Сотериологический блок (практика спасения в жизни святых, традиции монастырей; отражения идей и пути спасения в культуре).

5. Агиографический блок (жития святых).

6. Этический блок (культура православной семьи, межличностных отношений).

7. Духовно-художественный блок (Священное Предание о церковном искусстве: об иконописи, церковной архитектуре, церковной поэзии и музыке, религиозная тема в светском искусстве).

8. Организационно-церковный блок (священническая иерар-
хия, устроение Церкви).

9. Содержательно-богослужебный блок (таинства и богослужение Православной Церкви).

10. Социальный блок (роль Православной Церкви в истории России, церковно-государственные отношения, социальное служение Церкви).

11. Историко-культурный блок (история монастырей, храмов, икон).

В современных публикациях о курсе «Основы православной культуры» нередки были высказывания против использования в нем материалов о догматике, святости, молитве, благодати, богообщении.  Такие претензии несостоятельны, поскольку это и есть фундаментальный понятийный круг православной культуры, это содержание собственно основ православной культуры. Именно их недостает для полноценного обучения и воспитания, именно они не изучались систематически и обстоятельно в рамках школьного образования.  И несостоятельность подобных возражений доказана практикой: люди отказываются от поверхностно-развлекательного содержания по православной культуре или обобщенного «общехристианского», а отдают предпочтение нашему УМК со всеми его возможностями систематического образования при соблюдении принципа светскости.

 

Универсальность методологии

 

Историко-культурологический подход в изучении этого содержания обеспечивается в основном методологией и формой изложения – через историю формирования православных культурных традиций при соблюдении принципа светскости образования, с насыщенным иллюстративным культурологическим сопровождением, позволяющим доступно раскрыть и закрепить православное содержание на примерах памятников литературы и искусства и повысить качество базового гуманитарного образования.

Приведем пример.

 

«Нам не дано предугадать,

Как слово наше отзовется, —

И нам сочувствие дается,

Как нам дается благодать...» — читаем у Ф. И. Тютчева.

 

Это не есть церковная, но художественная, светская литература, это лирическое произведение, но оно имеет духовное содержание. Здесь одно особенное слово «благодать», которое содержит не просто скрытый сюжет, но целое учение и духовную практику. И курс «Основы православной культуры» должен дать нам недостающее: понятие и представление о благодати, что позволит школьнику понять автора, его духовный мир, культурно-мировоззренческий склад и идейно-художественный замысел данного произведения. А что такое благодать и как она дается – это и знания об основополагающем принципе спасения через стяжание благодати, и грандиозный религиозный опыт накопления благодати, который нам открывается в агиографическом блоке. Мы не можем заставить ребенка повторить подвиг преподобного Серафима Саровского, но мы обязаны раскрыть для наших учащихся смысл поэзии, которую они  изучают, поэтому мы и должны рассказывать о подвигах святости, раскрывать значение таких фундаментальных понятий, как благодать.

И в творчестве М.Волошина есть целый поток таких духовных, историко-культурологических слов и понятий, скрытых сюжетов  из библейской истории, истории России и религиозной жизни русского народа. Таких примеров можно привести множество, мы ограничимся еще одним. Это просто обращение к Родине.

                                           

А. С. Хомяков

         России

<…>

Бесплоден всякой дух гордыни,

Неверно злато, сталь хрупка,

Но крепок ясный мир святыни,

Сильна молящихся рука!

И вот за то, что ты смиренна,

Что в чувстве детской простоты,

В молчаньи сердца сокровенна,

Глагол Творца прияла ты, –

Тебе Он дал Свое призванье,

Тебе Он светлый дал удел:

Хранить для мира достоянье

Высоких жертв и чистых дел;

Хранить племен святое братство,

Любви живительной сосуд,

И веры пламенной богатство,

И правду, и бескровный суд.

Твое все то, чем Дух святится,

В чем сердцу слышен глас небес,

В чем жизнь грядущих дней таится,

Начало славы и чудес!..

О, вспомни свой удел высокой!

Былое в сердце воскреси

И в нем сокрытого глубоко

Ты Духа Жизни допроси!

Внимай Ему – и, все народы

Обняв любовию своей,

Скажи им таинство свободы,

Сиянье веры им пролей!

<…>

 

В этом стихотворении нет новых, незнакомых слов для любого ребенка, но, чтобы понимать смысл стихотворения, необходимо знать основы православной культуры, и не только события Евангелия, но историю России, Русской Православной Церкви, опыт служения Богу, стояния народа за веру, опыт спасения русских святых. 

 

Взаимодействие универсального

и регионального содержания курса

 

Теперь вернемся к перечню наших блоков и посмотрим, что в них имеет универсальное, а что – региональное краеведческое значение. Здесь нет ни одного блока, который бы не имел универсального общероссийского значения, более того – вселенской значимости.  Догматика, история, богослужебная практика, этические основы – все представляет собой универсализм для всего православного мира. Даже знания об истории РПЦ  универсальны для всего мира, это защита православия от ересей, это ошибки Смутного времени, это обновленчество начала XX века как одна из важнейших причин социально-политических потрясений  в России с их влиянием на изменения историко-политической карты мира, это создание Русской Православной Зарубежной Церкви.  Даже духовно-языковой блок имеет безусловно важное значение, выходящее за общероссийские рамки, поскольку церковнославянский язык является духовно-языковой основой для всех славянских народов.

И нам необходимо использовать весь наш методический потенциал, именно традиционный, без всяких новых элементов нейро-лингвистического программирования и других способов насилия над личностью. Кстати, и наш историко-культурологический (а не вероучительный) подход и традиционная методика тоже универсальны.

Только  несколько блоков: историко-культурный, агиографический и духовно-художественный блоки – могут иметь свой расширенный круг, в котором более широко можно представить святыни малой родины и уделить внимание святым, родившимся или прославившимся в данном регионе. Для этого используются внеклассная работа, экскурсии, праздники; причем праздничные мероприятия регионального уровня могут стать культурным пространством для закрепления, углубления и расширения содержания ОПК, для творческой реализации подрастающего поколения.

Курс «Основы православной культуры» давно перешагнул границы общероссийского распространения и общероссийского значения.  Основы православной культуры преподаются, кроме России, в Республике Беларусь, Украине, Литве, Австралии, США, Аргентине, Греции и других странах мира. Степень распространения, конечно, различная: от нескольких классов, отдельных семей до целых регионов, в которых ОПК введен как учебный предмет во всех школах. Такая широта распространения курса ОПК говорит об универсальности содержания и вселенской его значимости.

 

Формы обучения

 

Формы обучения сложились тоже самые разные: от использования в домашнем воспитании и образовании до обязательного предмета в государственных и муниципальных общеобразовательных школах и курсов для учителей в структурах повышения квалификации работников образования. Для дошкольников это и регулярные занятия в детских садах, и круг семейного чтения, и обучение в домашних условиях; для детей школьного возраста это факультативные занятия, кружковая форма в рамках дополнительного образования, факультативный курс, предмет по выбору, обязательный предмет в рамках школьного компонента образования и интегрирование с базовыми предметами.

 

Трудности, сопутствующие распространению курса

 

Кстати сказать, многообразие форм применения курса ОПК – это результат гонений на курс ОПК, когда не выделяются учебные часы, когда педагогам приходится использовать любые возможности, подчас самые неудобные и малоэффективные. Практика преподавания ОПК устанавливается  произвольно, и главная ценность этого опыта именно в том, что она идет не по указке, а по инициативе  снизу, от педагогов-практиков, родителей, от интереса самих детей.

То, что основы православной культуры продолжают свое распространение и развитие в условиях добровольности и даже открытых и завуалированных гонений, убедительнее всяких слов подчеркивает его жизненную необходимость, повышение общей культуры и духовности населения, возрастание духовно-нравственных ориентиров в обществе. Об этом говорит и тот факт, что в настоящее время опубликовано много разных программ и УМК, что не угасает интерес к разработке темы.

Но, несмотря на изобилие и большую доступность для школ разных учебно-методических комплектов по ОПК и по иным курсам, близким по содержанию, и даже несмотря на случаи использования чиновниками своего положения для запрещения и вытеснения моего УМК, согласно последним отчетам епархий, оказалось, что среди всего существующего разнообразия 70% учителей и родителей выбирают именно наш УМК. И это еще заниженные данные, поскольку во многих регионах в рамках экспериментального предмета «Основы религиозных культур и светской этики» педагоги отказались от навязываемых Министерством пособий и используют наш УМК, но вынуждены это скрывать. Такая картина даже устраивает Министерство и церковную администрацию, заинтересованных в удовлетворительных результатах любой ценой, чтобы продолжать эксперимент, повсеместно признаваемый неудачным и ненужным.

Но картина с ОРКСЭ повторяет административно-внедрен-
ческую схему ЕГЭ: все против, налицо негативные последствия, но его все равно вводят насильно. Это проблемы, связанные с тем, что мы живем не в демократической стране, что подлинной демократии еще нужно долго учиться, а пока уровень демократичности заканчивается на разговорах, и то в определенных рамках и в определенных местах – в политических телешоу, на конференциях.

Люди могут возмущаться ЕГЭ, ОРКСЭ - только и всего. Министерство образования и науки и правительство просто не отвечают на эти возмущенные высказывания ученых, целых коллективов, общественных организаций, не обращают внимания на факты самоубийств из-за ЕГЭ. Из-за ОРКСЭ, слава Богу, самоубийств не произошло, но то, что этот предмет используется для уничтожения ОПК в его исходном и принятом обществе виде с его повсеместной положительной практикой, с ее методической и содержательной разработанностью, это было ясно с самого начала и подтверждается на каждом шагу.

Приведу несколько примеров: с тех пор, как министерские чиновники и церковная администрация договорились об
ОРКСЭ, организаторы Международных Рождественских образова-
тельных чтений запретили нашу Секцию «Основы православной культуры в системе образования», которая работала в течение 5 лет и была прекрасной площадкой для обмена опытом, для оказания помощи начинающим учителям, для распространения методического опыта талантливых педагогов, для поддержки новых авторов. Наша Секция была одной из самых многочисленных и содержательных, собирала огромное число участников, и мы никогда даже не обременяли Оргкомитет просьбами о помещении, о финансовой и организационной помощи. С нашей Секции люди уезжали воодушевленными, находили соратников, устанавливали новые контакты. Но она оказалась под запретом, как только образовательными политиками была найдена новая форма уничтожения ОПК.

Со стороны автора учебника по православному блоку в составе ОРКСЭ, с самого начала – противника ОПК, усилились всякого рода бесстыдно злобные, клеветнические, провокационные выпады в мой адрес.

После неудач с курсом «Религии мира», который так же был призван вытеснить ОПК, после попыток ввести предметы «Духовно-нравственное воспитание», «Православная культура» и др.,  нынешние борцы с ОПК уже не стали изобретать  новых названий, они решили эксплуатировать то, на что мы потратили около 20 лет разработки, и то, что принял народ, – название «Основы православной культуры» и общественное доверие к этому курсу. Но это совсем разные предметы по целям, назначению, концепции, и, как оказалось,  по содержанию. Мы разрабатывали предмет историко-культурологический, который изучают дети всех национальностей и вероисповеданий, объединяющий культурно-образовательное пространство, а модель изучения религий по ОРКСЭ взята с западного опыта, и за рубежом в таком варианте изучения религий используется Закон Божий. Наши же «верхи» не смогли и не захотели организовать разработку Закона Божьего, им нужно было дискредитировать ОПК либо сделать его площадкой для введения новой, модернизированной религии. Весь наш созидательный научный и практический потенциал по ОПК эксплуатируется сейчас для продвижения ОРКСЭ.  Даже наши форумы, конференции, чтения, на которых уже постоянно в центре внимания находятся ОПК, используются как двигатель ОРКСЭ. Разработчики ОРКСЭ не смогли или побоялись хотя бы раз собрать общество для серьезного обсуждения именно  ОРКСЭ, не смогли сформировать положительный интерес и удержать тему хотя бы на 1-2 года. Нет, не получается, и трудиться не хотят, и боятся. Их стиль – редкие плановые административные заседания чиновников и бюрократов с заведомо определенным решением. Они прикрываются административным статусом неудачного эксперимента. Но подобное  уже описано в сказке Андерсена «Новое платье короля». Все окружение короля обязано играть восторг, но король-то голый. А ОПК находится в центре общественного и профессионально-педагогического внимания уже десяток лет, а если включать время подготовки, когда еще не было конкретности с названием, – уже около 2-х десятков. Лоббисты ОРКСЭ это прекрасно понимают, но безжалостно рубят сук, на который уселись со всей тяжестью своих огрехов. Потому что «страшно далеки они от народа»! К счастью, в этом стали разбираться родители и педагоги, понимая, как важно сохранять православную веру и культуру. Ведь культура – это единственная форма бытия народа, нации.

Еще одним серьезным механизмом борьбы с ОПК в их первозданном виде стала созданная структура экспертизы и выдачи грифов на детскую литературу и учебные пособия по ОПК. Я уж не говорю о том, что эти услуги оказались очень дорогостоящими, больше возмущает то, что прошло более 2-х лет, а качественно организованной работы так до сих пор и не получилось. Уже есть чем подтвердить: 1,5года назад светское издательство, которое откликнулось в условиях кризиса помочь ОПК, понимая важность этого направления, обратилось в соответствующий отдел церковной администрации с просьбой провести экспертизу моих пособий. Заявку теряли, как бы искали и не находили, так и не нашли, а ведь это организация, которая заявила о своих умениях и возможностях «контролировать», там теряют документы, не выполняют обязательств по сообщению информации и т. д.. Общение этого издательства с Экспертной организацией не с чем даже сравнить: в советском государстве, да и сейчас в светских структурах всегда принято отвечать, устанавливать и соблюдать сроки исполнения. Весной я сама включилась в такое общение, чтобы убедиться еще раз в подлинном назначении этой структуры. Приходилось многократно звонить, напоминать, ждать, писать, принимать объяснения, почему задержки, все время были какие-то причины, в общем-то, понятные, только почему-то в наше с вами положение никто не хотел войти и постараться выполнить работу к новому учебному году. В случайности в таких вопросах давно уже никто не верит. Вместо обещанных 2-х месяцев, мы потратили еще почти полгода, а всего вместе с издательством – более 1,5  лет.

Но качество работы рецензентов оказалось еще более  коварным: они не выполняют задачу обнаружения и устранения богословских ошибок, ересей, что было бы логично и полезно, они ведут «концептуальную» борьбу с произведениями. Конечно, можно не сомневаться в том, что пропущенными на широкую дорогую будут пособия по ОРКСЭ, а  из других пособий – те,  которые не будут закреплять знания о каноническом православии, или те, которые не составят конкуренции ОРКСЭ.

 

Эксперимент по ОРКСЭ не подменяет сложившийся опыт

 

В своем докладе  на конференции в Нижнем Новгороде специа-
лист Отдела религиозного образования и катехизации РПЦ, занимающийся внедрением ОРКСЭ, говорил, что эксперимент по ОРКСЭ призван не подменять и не вытеснять имеющийся опыт, а дополнить его и помочь распространению там, где регионы вообще отказывались работать по ОПК. Но мы видим, что все это не так. И самым серьезным гонениям подвергается наш проект, во-первых, потому что он представляет собой действительно основы православной культуры и исторический отечественный опыт, потому что он решает задачу единения нации, а это как раз то, против чего направлен весь современный политический и церковный модернизм; и, во-вторых, потому что его вытеснить не удается, он проверен временем, общественным отношением, профессиональными педагогами, его выбирает заказчик образования,  он оказывается самым распространенным: 70% – это не шутка, тем более в таких условиях.

 

Главный критерий и актуальные задачи

 

Какие же критерии выделяют заказчик образования и профессиональный педагог к УМК по новому содержанию? Большинство педагогов указывают главным критерием своего выбора методическую проработанность нашего УМК, традиционную методологическую и методическую его основу, каноничность, универсальность и патриотичность содержания. И это совпадает с заказом родителей, которые видят в этом предмете то, что  помогает их детям становиться культурными и воспитанными людьми.

Таким образом, мы видим, что заказчик образования и педагог-практик, а это главные действующие лица в данном сюжете, отдают предпочтение традиционной методике, универсализму содержания, патриотизму.

Наблюдая такую естественно-практическую тенденцию к установлению приоритетов при отборе учебно-методических материалов в области историко-культурологического религиозно-познавательного образования, мы убеждаемся, что наша задача сегодня заключается в том, чтобы использовать все возможности и формы для изучения положительного опыта по ОПК и создания благоприятных условий для успешного преподавания, для оказания помощи учителям, детям, родителям. В этом мы видим и решение государственно-политических задач: укрепления семьи, воспитания нравственно ориентированного подрастающего поколения, формирования деятельной культурной личности гражданина-патриота, сохранения здоровья молодежи и установления высококачественных межличностных отношений, продолжения лучших культурных традиций, сохранения единства нации и укрепления государства. 

И в заключение своего выступления должна сказать слова моей глубокой признательности тем учителям и руководителям школ и дошкольных учреждений в Калужской области, которые уже много лет занимаются преподаванием ОПК, занимаются серьезно, глубоко, не формально, а внимательно анализируя ситуацию, проверяя профессионально все, что происходит в образовании, чтобы сохранить самое ценное, что есть в России для будущего наших детей. И мы видим, что образовательная политика всегда требует вашего внимания, вашей бдительности и принципиальности.

Противники систематического религиозно-познавательного образования продолжают чинить препятствия для достижения  высоких качественных результатов в преподавании курса ОПК. Используются разные административные рычаги, например,  «спускается» учебный план, в котором не выделяются часы для ОПК.

Одной из ловушек также является распространение утверждения, что религиозно-познавательное образование и духовно-нравственное воспитание должны осуществляться только в семье, что достаточно просто показывать детям фильмы православного содержания, делать методички для родителей. То есть передергиваются функции государственных образовательных структур.

Все это делается для того, чтобы снять ответственность за качество образования и недостатки духовно-нравственного воспитания с государственных и муниципальных учреждений. То есть заказчик образования требует качественного, полноценного образования для своих и чужих детей, которое он оплачивает своими налогами, а чиновники пытаются свои обязанности перевесить опять на родителей. Эта тенденция прослеживается не только в словах, но и в ряде фактов. Уже издаются методички для родителей, подготовленные структурами, которые, по определению, должны заниматься подготовкой учителей, а не родителей, выполнять заказ социума, а не «отфутболивать» ему же его заказ.

Опыт показывает, что успех курса ОПК и наше общенациональное культурное единство сейчас во многом зависит от того, как это универсальное содержание будет передано, прежде всего, учителям, от правильной организации курсов повышения квалификации. В Калужской области, где есть немало педагогов, которые уже много лет работают по моей программе, как мне сказали, это тоже 70% педагогов, даже более.  Но, к моему сожалению, курсов именно для этих учителей по моей конкретной программе не проводится. Курсы были организованы летом, но совсем с другими целями – познакомить учителей со всем многообразием программ и УМК по духовно-нравственному направлению и даже в качестве итоговой работы учителя должны были написать свои программы. Это нелогично, не соответствует назначению системы повышения квалификации учителей. Такая система должна готовить не разработчиков программ, а именно учителей для успешного преподавания ОПК. Обычно по всей России в ознакомительных целях проводятся однодневные семинары, а курсы  должны быть обучающими, и по окончании курсов учитель должен уметь работать с УМК, обнаружить сложные для себя темы и заказывать их для новых курсов.

Подготовкой учителей мне уже приходится заниматься несколько лет в разных регионах и даже за рубежом. Накоплен огромный опыт, оттачивается лекционный материал, отрабатываются задания для практической деятельности. Несколько раз в разных регионах (для московских школ, псковских, алтайских и др.) мы работали коллективно с Т. В. Анохиной, ученым из Боровска, которая за много лет работы в области образования собрала богатый материал, то есть учителя из разных регионов учатся на калужском региональном материале. На курсах в г. Бийске Алтайского края огромный интерес со стороны слушателей вызвала работа иеромонаха Макария (Комогорова) из Рождества Пресвятой Богородицы Свято-Пафнутьева Боровского монастыря по вопросам взаимодействия Церкви и системы  образования в деле воспитания детей и молодежи. Эти  калужские ресурсы тоже нужно более эффективно использовать на курсах повышения квалификации работников образования Калужской области.

Надеюсь, что наши пожелания и предложения будут услышаны и приняты, и нам удастся организовать большую содержательно-методическую помощь для вас, глубокочтимые педагоги.

Успехов вам в вашем труде, чтобы традиционное содержание, которое нам вместе приходится отстаивать такой ценой, принесло драгоценные плоды, чтобы оно не было использовано для прикрытия фарисейства, малодушия, низкопоклонства и карьеризма, лжи, чиновничьего бюрократизма, человекоугодия, подхалимства и других социальных пороков, а способствовало формированию личности честного, правдивого, культурного и высокообразованного гражданина-патриота, понимающего свою культуру и умеющего ее сохранять и развивать!

Спасибо за внимание!

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь